Интервью - Риски в российском ритейле растут: глава комитета ТПП РФ

10 декабря 2015 08:30Экономика

О проблемах и будущем розничного сектора рассказал Александр Борисов

Российские ритейлеры работают в условиях растущих рисков, не в последнюю очередь вызванных падением спроса и непредсказуемостью регуляторов. О проблемах розничного сектора и его будущем в интервью АНРТ рассказал председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по развитию потребительского рынка Александр Борисов.

- Давление регуляторов на российский ритейл с каждым годом усиливается, а риски розничных компаний неизменно возрастают. Если абстрагироваться от деталей, почему это вообще происходит?

- Постараюсь объяснить это максимально просто. Регуляторы, то есть органы власти различных уровней, чаще всего видят свою задачу не в том, чтобы помогать развитию отрасли, ускорению ее модернизации, расширению каналов и форматов торговли, а в том, чтобы создавать все новые и новые нормативно-правовые акты, порой весьма далекие от реальных потребностей и потребителей, и предпринимателей.

Что касается рисков розничной торговли, то, с одной стороны, они возрастают по мере консолидации отрасли и укрупнения ведущих игроков. Согласитесь, что масштаб риска у сети с 10 тысячами магазинов и сети с десятью магазинами различен. С другой стороны, риски растут по мере ухудшения делового климата в целом, особенно в отношении малого и среднего бизнеса. Знаменитый рейтинг Doing Business отражает улучшения на бумаге, а на практике количество проблем только возрастает: от пресловутого торгового сбора до нового транспортного платежа системы "Платон" и еще десятка других чаще всего неожиданных сюрпризов.

- Жители России привыкли считать ритейлеров эдакими богатыми "жирными котами", а их антиподами - "бедных" аграриев, прочно связанных с позитивными образами простого народа, крестьянства и ручного труда. Власти культивируют этот стереотип, потому что он им выгоден?

- Вы правы, стереотипы восприятия чаще всего создают те, кому это выгодно. Одним из первых представителей истеблишмента, начавших такую публичную кампанию дискредитации торговых сетей, якобы "убивающих отечественного производителя", стал во второй половине 2000-х годов тогдашний министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Вместо того чтобы организовывать работу по преобразованию сельскохозяйственных производств в современные хозяйства, созданию логистических цепочек, сбытовых кооперативов, он неоднократно обращался в правительство и в средства массовой информации с обвинениями в адрес розничных сетей. Именно его личное обращение к президенту Владимиру Путину стало основанием для поручения тогдашнему министру экономического развития и торговли Герману Грефу разработать соответствующий закон.

Именно поэтому многозначительно названный ФЗ-381 "Об основах законодательного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" на деле распространяет свою деятельность не на весь торговый оборот страны, а лишь на продовольственный сектор, а в нем - только на отношения поставщиков и сетей. По сути только на одну четверть рынка.

- Сложившиеся мифы делают крайне удачными всевозможные маневры против розничной торговли, и их действенность зачастую прямо пропорциональна сомнительности. Так вышло и с поправками к закону о торговле, ужесточающими условия работы в рознице. Почему парламент с такой легкостью одобряет подобные инициативы?

- Вы правы, авторы поправок без каких бы то ни было сомнений оперируют именно сложившимися клише и уверены в том, что предлагаемые ими меры способны кардинально изменить ситуацию. Именно эта легкость в аргументации и неколебимости в назначении "правых и виноватых" больше всего беспокоит участников рынка.

Причину "легкости" я лично вижу в том, что авторы поправок, хотя и говорят в пояснительной записке к проекту закона о том, что они обсуждались с деловым сообществом, на самом деле, скорее всего, обсуждали их лишь с некоторыми отдельно выбранными представителями бизнеса, у которых есть свои претензии к торговле. Готов даже допустить, что эти претензии в чем-то и обоснованные. В то же время настоящие масштабные обсуждения с участием ведущих объединений поставщиков, производителей и торговых сетей проходили, к сожалению, не в Госдуме, а на других площадках: экспертный совет при правительстве РФ, Общероссийский народный фронт, Комитет гражданских инициатив и другие. И выводы этих обсуждений далеко не так однозначны. Даже среди поставщиков есть разные точки зрения по поводу ряда этих поправок.

- Ритейл-сообщество активно сопротивляется "закручиванию гаек", пытается на разных этажах власти и в разных форматах дискутировать с властями. Те их слушают, но не особо-то слышат. Что бы вы в связи с этим посоветовали изменить правительству и парламенту?

Меняться надо не только властям, бизнесу тоже надо быть более активным в формировании собственной позиции, в подготовке аргументации для принятия более взвешенных решений, наконец, в донесении более объективной картины рыночной ситуации до органов управления и широкой общественности. Честно говоря, опыт работы Межотраслевого экспертного совета по развитию потребительского рынка (МЭС), который как раз объединил ранее противоборствовавших представителей поставщиков и сетей, позволил во многом изменить позицию федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ).

Благодаря уникальному характеру этой площадки, работающей на основе консенсуса, удалось добиться почти невероятного: появилось взаимное уважение, усилилось понимание интересов сторон, достигнут компромисс по ранее очень острым противоречиям, включая сокращение сроков пересмотра отпускных цен, снижение штрафов за недопоставки, сокращение сроков платы за поставленные товары. Разработан уникальный для России документ - кодекс добросовестных практик взаимоотношений торговых сетей и поставщиков потребительских товаров. Создана комиссия по применению кодекса в практике взаимоотношений сторон. Власти видят позитивный характер изменений и говорят о своей поддержке саморегулирования на потребительском рынке. Но речь идет об исполнительной власти, а вот авторы поправок никакого желания ознакомиться с этим реальным опытом решения острых проблем отрасли не проявили.

- Сложно представить себе другую страну, кроме России, где популистские выпады в адрес бизнеса, в том числе и ритейла, в таком количестве исходили бы от правящей партии. Почему у нас политические дивиденды от них получают представители "Единой России", которой к тому же руководит премьер-министр?

- Боюсь, что вы здесь ошибаетесь. Во-первых, практически во всех ведущих экономиках мира проблема внутренних противоречий между поставщиками и розничными сетями не решена и везде используется политиками в своих интересах. Ни для кого ведь не секрет, что популизм - это самый эффективный способ завоевания доверия избирателей.

Во-вторых, тезис о "нехороших" сетях и "хороших" отечественных поставщиках в России используют практически все политические силы от Жириновского до Зюганова. А в средствах массовой информации это уже сложившиеся смысловые единицы, которые не подлежат изменению, не то что осмыслению. Но это законы политической игры, а бизнесу в эти игры играть некогда.

- Разыгрывая "антирозничную" карту, единороссы вряд ли принесут пользу производителям и поставщикам, поскольку невидимая рука рынка в стороне все равно не останется. Не считаете ли вы это таким "фактором абсурда" в сфере регулирования? Насколько серьезное воздействие непредсказуемые идеи могут оказывать на розницу?


- Скажу больше: там, где политика вмешивается в экономику, лучше не будет никому. Если вернуться к проблеме отношений поставщиков и сетей, то напомню, что их коммерческие интересы естественным образом противоречивы и нигде в мире не решены. Ни во Франции, где есть специальное законодательство, ни в Англии, где создан специальный орган, ни в США, где эта проблема не имеет специального регулирования. Да и для многих поставщиков и производителей решение вопросов, например, ретробонусов или маркетинговых услуг, представляется далеко не столь однозначным, как об этом думают авторы поправок в ФЗ-381.

Но все же большее беспокойство вызывает тот факт, что предлагается серьезнейшим образом изменить договорную базу сотен тысяч хозяйствующих субъектов в тот самый период, когда экономическая конъюнктура и так до предела осложнена как геополитическими обстоятельствами, так и экономическими факторами (рецессия, девальвация рубля, спад потребительского спроса и т.д. и т.п.).

- Сложно представить, что инспираторы агрессии против ритейлеров, например депутат Госдумы Ирина Яровая или сенатор Сергей Лисовский, всерьез озабочены упадком сельского хозяйства и судьбами несчастных фермеров. Что движит этими парламентариями, чьими интересами они на самом деле руководствуются и кто за ними стоит?

- Я далек от мысли, что данными политиками движут какие-либо коммерческие интересы. Скорее всего, они руководствуются своим пониманием собственной политической роли. Однако хотелось бы, чтобы в этом процессе их точка зрения вырабатывалась бы с учетом гораздо более широкого спектра мнений и аргументов.

- Так вышло, что в России розничный сектор за счет опережающего роста эффективности оказался куда более весомой частью того самого "народного" хозяйства, чем аграрная отрасль, несмотря на ее усиленное дотирование из казны. Если государство меняет балансировку их интересов осознанно, то выглядит это как перекладывание макроэкономических проблем с больной головы на здоровую. Чем все это закончится для ритейла?

- Мне кажется, это несколько упрощенное представление ситуации. Объясню, что я имею ввиду. Если мы посмотрим на процессы развития отраслей потребительского рынка, то можем увидеть, что они идут неравномерно. По сравнению с консолидацией в ритейле (где первая пятерка игроков занимает не более 15-20% рынка), в отраслях молочной и мясной переработки первые пятерки занимают 50 и более процентов рынка. Именно у этих игроков серьезных или, скажем, неразрешимых проблем с сетями не возникает. Трудности есть у мелких и далеко не всегда стабильных игроков, стремящихся попасть на полки крупных сетей, но объективно при этом не дотягивающих до устанавливаемых сетями требований.

С другой стороны, региональные и более мелкие местные сети, а также вся неорганизованная розница в не меньшей степени оказываются в зависимости от ценовой и ассортиментной политики крупных переработчиков. И защитников у них почему-то нет ни на уровне ФОИВов, ни в депутатском корпусе. Это простейшая иллюстрация того, что федеральный закон "О торговле" не должен защищать одну из многих категорий участников рынка в ущерб другим.

- Действующий закон о торговле, как известно, полон перекосов и диспропорций, но на протяжении многих лет они почему-то не устраняются никакими поправками. Когда, по-вашему, Россия может получить по-настоящему универсальный закон для ритейла или, может быть, всего потребительского рынка?

- Знаете, мне повезло, что я уже десять лет являюсь председателем комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка. Сразу после избрания я определил три основных направления работы: разработка закона о торговле, снижение непрозрачности отрасли и решение кадровой проблемы. По-настоящему ни одна из этих проблем так и не решена. Когда готовились первые проекты закона о торговле, в том числе и проект комитета, в Минпромторге началась работа над концепцией развития розничной торговли до 2015 года. Мы предлагали тогда - давайте сначала доработаем концепцию, а уж потом примем закон о торговле. Но надо было срочно выполнить президентское поручение… И вместо того чтобы использовать наработки шести разных проектов закона, Минпромторг и ФАС срочно слепили действующий сегодня документ.

Недавно правительством России утверждена стратегия развития розничной торговли в Российской Федерации на период до 2020 года. Однако поправки, о которых мы говорим, опять никакого отношения к этому документу не имеют. Снова речь идет о срочном решении некой политической проблемы, а не о создании полноценного нормативно-правового документа развития отрасли. Добиться его появления можно только объединив усилия всех заинтересованных сторон, и, на мой взгляд, торопиться с этим документом не следует. Главное, чтобы он не навредил никому.

- Авторитет МЭСа как структуры саморегулирования в ритейле никем не оспаривается. А каковы его шансы и стать тем самым "советом рынка", отраженным в торговом законодательстве?

- Позвольте, я еще раз вас поправлю. Межотраслевой экспертный совет - это структура не ритейла. Напомню, в МЭС входят:

со стороны сетей - АКОРТ (федеральные сети) и Союз независимых сетей (регионального масштаба);

со стороны поставщиков - Руспродсоюз, Союзмолоко, Национальная мясная ассоциация, Масложировой союз, Рыбный союз, Русбренд, Союз производителей алкогольной продукции.

То есть практически все ведущие объединения игроков потребительского рынка. А также в качестве независимых структур - Союз потребителей России и комитет ТПП РФ по развитию потребительского рынка.

Действительно, МЭС уже завоевал определенный авторитет и наработал позитивные примеры, благодаря кодексу добросовестных практик и комиссии по его применению. Тем не менее и члены МЭС и представители ФОИВов отмечают, что его влияние пока ограничивается входящими в указанные выше объединения деловыми кругами. На необъединенных участников рынка действие кодекса, скажем честно, не распространяется. В связи с этим сегодня на повестке дня стоит создание органа, способного оказывать более действенное влияние на весь процесс становления цивилизованного потребительского рынка в стране, в частности проект создания совета рынка. Со своей стороны МЭС и его члены готовы стать полноценными участниками этого процесса.

Как в будущем будет выглядеть функция внутреннего арбитража и разрешения споров в ритейле?

Эта функция сегодня уже выполняется в рамках работы комиссии по применению кодекса добросовестных практик. Аналогичные возможности, в частности в разрешении споров бизнеса и власти, имеются в рамках структуры общественного уполномоченного по вопросам торговли Андрея Даниленко. По мере формирования совета рынка будет определяться и формат разрешения конфликтных ситуаций. На мой взгляд, сегодня важно как можно шире распространять в бизнес-сообществе сами принципы кодекса добросовестных практик и примеры объективного разрешения имеющихся конфликтов интересов без негативных последствий для инициаторов рассмотрения.

- В кризис чиновники ждут от ритейлеров сдерживания продуктовой инфляции, несмотря на рукотворное ухудшение операционной среды - девальвацию рубля, падение спроса россиян, появление санкционных режимов, удорожание грузоперевозок. Насколько серьезно давление властей на бизнес через разного рода сигналы и намеки?

- Желание властей сдерживать инфляцию понятно и оправданно. Трудно согласиться с опять же ошибочным стереотипом, что рост цен рождается в ритейле. На самом деле сетевая торговля - это самый действенный тормоз роста потребительских цен, прежде всего по наиболее социально значимым товарам. Именно они в сетевой торговле продаются практически без наценки и являются скорее драйвером покупательского трафика. Известно, что потребительская инфляция в сетях гораздо ниже официального уровня инфляции. То есть федеральный ритейл, задавая своеобразную ценовую планку, сдерживает рост цен по всему рынку - именно поэтому любое осложнение условий для деятельности федеральных сетей чревато ценовым сдвигом вверх по всей стране. Почему об этом не думают "критики" сетей - мне до сих пор не понятно. Слава богу, что в исполнительной власти, да и в депутатском корпусе все меньше и меньше открытых сторонников административного ограничения цен или установления торговых наценок. Хотя в ряде регионов такие "рекомендации" для торговли озвучиваются.

- X5 Retail Group недавно выразила мнение, что российские власти уже занимаются регулированием продуктовых цен. Так прямо и написала в своем отчете. Согласны ли вы с такой оценкой?


- У меня таких данных нет.

- В 2016 году Минэкономразвития прогнозирует возобновление роста оборота розничной торговли после его исторического обрушения в 2015-м. Насколько это реально? Как скоро Россия пройдет дно кризиса в ритейле? Долго ли население страны будет выходить из режима экономии?

- В ежегодном отчете комитета за 2014 год во вступлении было отмечено, что прогноз президента относительно двух лет сложной экономической ситуации, скорее всего, излишне оптимистичен. Сегодня наше видение ситуации скорее еще более пессимистично. Мы исходим из постулата "ожидай хорошего, но готовься к худшему". Неопределенность геополитической ситуации растет, экономические прогнозы по США, ЕС, Китаю далеко не так оптимистичны, как хотелось бы, ОПЕК играет с ценами на нефть не в нашу пользу - это внешние факторы. А внутренние факторы только усугубляют ситуацию и, прежде всего, снижают потребительский спрос.

Напомню, что в прошлый кризис 2008-2009 годов правительство, которое тогда возглавлял Путин, проводило так называемую контрциклическую политику, направленную на поддержание жизненного уровня населения и стимулирование внутреннего спроса. Это в значительной степени способствовало достаточно быстрому восстановлению торгового оборота и экономической активности в целом. Сегодня же правительство Дмитрия Медведева придерживается политики "затягивания поясов" и тем самым объективно способствует подавлению спроса и экономической активности. Следовательно, процессы оживления хозяйственной и потребительской деятельности откладываются все далее и далее.

- "Магнит" осенью смягчил свою оценку перспектив внутренней политики России, но по-прежнему допускает возникновение социальных беспорядков на фоне многомесячного роста стоимости жизни и всплеска бедности. Существует ли этот риск вообще и если да, то насколько он силен в ритейле?


- Действительно, в этот раз планка бедности вновь резко поднялась до 15% населения, что не может не тревожить всех, кто принимает решения на различных уровнях ответственности. Однако я не склонен преувеличивать опасность социального взрыва. По различным оценкам, к протестным акциям могут быть склонны не более 5% населения. Причем по большей части это преимущественно население депрессивных в экономическом отношении регионов, далеких от столичных агломераций.

В самом ритейле такого риска я сегодня не вижу, поскольку сетевой ритейл в целом переживает кризисную ситуацию легче, чем неорганизованная и единоличная торговля.

- Беспрецедентная кампания санитарных проверок крупных розничных операторов, начавшаяся летом 2015 года, возникла словно бы ниоткуда. В данном случае не было никакого аналога "Хромой лошади", после которой чиновники бросились по всей стране проверять рестораны, или "Булгарии", спровоцировавшей всероссийскую ревизию речного флота. Что заставило правительство инициировать эту кампанию в ритейле?

- Не хотел бы спекулировать на эту тему. Вопрос надо задать заинтересованным службам. Ритейл должен быть готов к таким проверкам, в целом был готов, и, что гораздо важнее, никаких серьезных системных нарушений ни одна проверка не нашла.

- Заданный властями России курс на импортозамещение в продовольственной сфере пока выглядит неубедительно. Страна зависит от импорта на 60%, а оставшиеся 40% своих продуктов хуже по качеству, и россияне не особо-то стремятся "голосовать рублем" за отечественную еду. Как, по-вашему, позволит ли кризис снизить зависимость от импорта продуктов хотя бы до 50% и когда?

- У меня несколько другие цифры. Доля импорта в молоке - 24%, в мясе - 26%, рыбе - 30%. Правда, по фруктам - 80%, но это отчасти объяснимо. Главное - нет дефицита продуктов, и это несмотря на целую серию ограничений, запретов на ввоз, контрсанкций и тому подобного. Подчеркну, что решения, принятые в августе 2014 года, были непредсказуемыми, но общими усилиями властей и бизнеса удалось не прерывать цепочки поставок. Это на самом деле свидетельство реальной зрелости российского ритейла.

Что касается качества и "голосования рублем", то именно сейчас станет видно, кто из производителей по-настоящему эффективен и способен выдерживать достойное соотношение качества и цены. В выигрышном положении оказались те, кто успел провести модернизацию до девальвации рубля. Дальнейшее расширение производства сельскохозяйственной и пищевой продукции на рынке, где количество конкурентов заметно поредело - хороший стимул. С учетом различных производственных циклов в зерновом, овощном, мясном и молочном сегментах полноценное импортозамещение может занять от года до нескольких лет.

- Слияние Роспотребнадзора, Россельхознадзора и Росздравнадзора в мегарегулятор потребительского рынка или какая-то другая схожая комбинация - это хорошо или плохо для ритейла? Может ли такой мегарегулятор стать реинкарнацией Госторгинспекции, ликвидированной около десяти лет назад?

- Скорее это не хорошо и не плохо. Создадут, будет некоторая новая данность, в которой придется работать. Все будет зависеть от профессионализма людей, которые придут работать в мегарегулятор и от задач, которые перед ним поставят.

- Инвестклимат в России на фоне всех словесных интервенций истеблишмента о необходимости его поддержки, наоборот, последовательно ухудшается. Как это сказывается и будет сказываться в среднесрочной перспективе на розничном секторе?

- Если коротко, то лучшие будут продолжать расти, а худшие - уходить с рынка. Скорее всего, эта ситуация будет по-прежнему отодвигать приход других иностранных гигантов на российский рынок. И слава богу…

- Разве в кризис российские ритейлеры не стали более привлекательными объектами для поглощений извне? Он ведь может стать и толчком к слияниям и поглощениям внутри российской розницы.

- По оценке исследовательской компании А.Т. Kearney, Россия вновь опустилась в рейтинге привлекательности инвестиций в торговлю на 20-е место. Поэтому иностранцы, не пришедшие в лучшие времена, сегодня, конечно, продолжат выжидать. Это время надо с пользой использовать для укрепления собственных позиций. Для органического роста сейчас, боюсь, не очень подходящее время, поэтому дальше рост, скорее всего, будет идти за счет M&A. Если, конечно, не будет реализована еще одна - правда, не попавшая пока в официальные тексты - поправка о дальнейшем ограничении антимонопольного порога для ритейла с 25% до 20%. Ее озвучивал один из самых страстных борцов с сетями Лисовский.

- Крупные российские ритейлеры в основном боятся заходить в Крым из-за политических рисков. Есть ли примеры обратного? Насколько долго полуостров будет таким "непаханым полем", где розница заметно отличается от того, что мы привыкли видеть в России?

- Пока это правильная позиция. Как только де-факто или де-юре Крым в глазах наших международных партнеров станет окончательно российским, ситуация может начать меняться. Де-факто это уже близко. И пример практического решения проблемы имеется: одна иностранная компания предоставила своим магазинам полную юридическую автономию и таким образом продолжает работать в Крыму.

- Молодежные активисты в России любят демонстративно ходить по магазинам в поисках, например, просроченной еды или подсанкционных продуктов. А потом, найдя "нелегальный" швейцарский сыр, искреннее удивляются, что Швейцария не входит в Евросоюз и российские контрсанкции против нее не действуют. Недавно на отечественном ТВ даже появилась специальная передача, посвященная проверкам магазинов. Как ритейлеры относятся к разнообразным формам общественного контроля за своей работой? Не становится ли это слишком навязчивым?

- Издержки бывают в любых процессах, а уж там, где есть политика - тем более. Мне кажется, что такая пусть даже излишняя форма общественного контроля подталкивает отечественный ритейл к самосовершенствованию, а значит, к улучшению уровня работы и, следовательно, повышению эффективности.

- Насколько, по-вашему, уместна недавняя идея так называемого "по-настоящему народного контроля" за фискальной нагрузкой ритейлеров, когда любой покупатель может проверять, как тот или иной магазин платит налоги? Как это сочетается с принципом налоговой тайны? Не обернется ли это проблемами для отрасли?

- Пока это только красивая идея. Давайте дождемся, когда это приобретет, а может и не приобретет, какие-то реальные формы.

- Российский ритейл в целом развивается по западной модели, в заимствованных форматах, с незначительной поправкой на местные особенности, а также на зарубежных технологиях. Насколько, по-вашему, удачно это все приживается в России по сравнению с другими развивающимися рынками, тоже импортировавшими западную модель в ритейле?

- Только отчасти согласен с вами. По сути российский ритейл берет все лучшее, наработанное международным опытом, и неплохо адаптирует этот опыт к непростым реалиям отечественного рынка. А рынок-то как раз резко отличается от того, что есть на предсказуемом и неспешно пока меняющемся западном рынке. Не забудьте, что по сравнению с Центральной и Восточной Европой, где крупных местных игроков, за исключением, по-моему, Хорватии, просто не осталось, в России ведущие игроки - российские.

- Если заглянуть в будущее на пять лет вперед, какие заметные изменения ждут российскую розничную торговлю? Будет ли меняться основной вектор ее развития в смысле экономики, потребительского поведения, географии, технологий и так далее? Если существенные изменения возможны, то какие?

- Это очень правильный вопрос, который хотелось бы задать всем участникам рынка. Пока мы все идем по достаточно простому, хотя и не гладкому экстенсивному пути развития. Но в предстоящие 5-10 лет должна произойти настоящая технологическая революция: новые технологии в ритейле (NFC, RFID и прочее), в производстве (устройства 3D-печати могут прийти в каждый дом), в дистрибуции (дальнейший рост e-commerce, появление новых игроков, в том числе заявленного в послании президента России национального агрегатора, использование дронов и тому подобное). Думаю, что осмысливать все это и прогнозировать стратегию развития должны сегодня все участники рынка.

Ссылки по теме
05 октября 2017 11:13 / Экономика
​Auchan и Metro остаются лидерами рейтинга иностранного бизнеса в РФ
02 октября 2017 14:14 / Экономика
Драйверами роста в ритейле РФ станут новые инструменты, ожидает ВШЭ
26 сентября 2017 16:13 / Прогнозы
Позитивные тенденции на потребрынке РФ сохранятся: Минэк
Другие материалы рубрики
17 октября 2017 23:31
​Москва в сентябре усилила рост розничных продаж до 5,2%: Мосгорстат
За девять месяцев рост составил 1,2%
10 октября 2017 12:37
​Спад повседневных расходов россиян в сентябре усилился: Romir
Ситуация для начала осени нетипична, отмечают социологи
06 октября 2017 13:26
​"Магнит" и X5 лидируют по числу сотрудников в частном секторе РФ
Они обгоняют всех уже три года подряд
05 октября 2017 11:13
​Auchan и Metro остаются лидерами рейтинга иностранного бизнеса в РФ
В топ-10 также входят IKEA и Leroy Merlin
Все новости
16 октября 2017
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017
10 октября 2017
06 октября 2017
05 октября 2017
04 октября 2017
02 октября 2017
29 сентября 2017
Партнеры агентства